НАУЧТЕХ

Стрельба в Пермском университете актуализировала разговоры о том, есть ли у человека "маньячный ген"

Репортёр Metro поговорил на эту тему с доктором биологических наук Александром Куликовым
Учёные давно пытаются ответить на вопрос, существует ли "ген маньяка"
Pixabay

В Пермском университете в результате стрельбы погибло шесть человек. Есть подозреваемый в нападении, который после инцидента был доставлен в медучреждение. Вновь на повестке дня вопрос - становятся ли убийцы таковыми из-за социальной среды, либо во всём виноват так называемый "маньячный ген", который якобы в одиночку определяет криминальное будущее его носителя. Но на самом деле такой ген науке не известен. Генетика убедительно доказывает, что его просто не может быть. Зато есть генетические факторы, которые влияют на разные поведенческие характеристики индивидуума, в том числе на уровень его агрессии. Однако в этот процесс вовлечён не один ген, а множество. Часть из них известна, часть – нет. Исследования на эту тему проводят в ФИЦ "Институт цитологии и генетики СО РАН". Главный научный сотрудник института, доктор биологических наук Александр Куликов рассказал Metro об этом более подробно.

Как вообще появилось понятие "ген маньяка", и насколько оно некорректно с точки зрения учёного-генетика?

Генетикам известны случаи, когда мутация в одном гене ведёт к развитию патологии с высокой вероятностью. В частности, голландским учёным удалось выявить семью, в которой по наследству передавалась мутация в одном из генов, относящихся к половой хромосоме, – в силу этого последствия мутации проявлялись только у мужчин в виде повышенной агрессивности и антисоциального поведения. Но такие мутации встречаются крайне редко и, конечно, не могут объяснить агрессивное поведение у основной массы людей (не имеющих подобной мутации).

Кроме того, агрессия – не обязательное качество маньяка, очень многие из них демонстрировали отличный самоконтроль и даже, наоборот, пониженный эмоциональный фон. В любом случае, на особенности поведения как людей, так и животных (изучением которых мы прежде всего и занимаемся) влияет не какой-то один ген, а совокупность большого числа генетических факторов.

Как давно проводятся в принципе исследования на эту тему?

Такие исследования начались ещё в 40-х годах прошлого века и, по всей видимости, будут продолжаться ещё достаточно долго, поскольку задача очень сложная. Некоторое время назад большие надежды связывались с генотипированием* людей. Тогда казалось, что вот мы секвенировали** геном человека и теперь с высокой точностью можем предсказывать, какими будут дети у тех или иных родителей – умными или нет, их темперамент, риски наследственных заболеваний и многое другое, и всё это на основе информации из генома родителей. На практике оказалось иначе.

Доказано, что в гетерогенной человеческой популяции*** вклад генетических факторов в изменчивость большинства признаков, в том числе и поведенческих, достигает 50–70%. В то же время суммарный вклад выявленных мутаций на эти признаки не превышает нескольких процентов. Так что выявить гены, мутации в которых играют значимую роль в формировании повышенной агрессивности на уровне популяционных исследований, почти невозможно.

Другое дело, когда в случае с голландцами объектом исследований становится небольшая группа людей (семья и т. п.), где та или иная мутация встречается у большинства членов, и последствия этого очевидны. Тогда идентификация нужного гена происходит быстро и с высокой точностью. Но, как я уже сказал, такие случаи встречаются очень редко.

В вашем институте проводятся исследования. Что удалось уже выяснить наверняка, а какие области остаются всё такими же неясными?

Мы работаем в этом направлении несколько десятилетий, но свои исследования проводим не на людях, а на различных лабораторных животных: крысах, мышах, сейчас собираемся запустить серию экспериментов с аквариумными рыбками.

За это время нами был получен целый ряд перспективных результатов. В частности, мы доказали, что в формировании агрессивного поведения у разных видов млекопитающих задействованы серотониновая система мозга и, соответственно, гены, которые влияют на её функционирование.

Сейчас мы продолжаем свои исследования, чтобы получить более детальную картину, но, как я сказал, работы предстоит ещё много.

Интересуются ли данной темой криминалисты, или пока учёные ничем им не могут помочь? Исследовались ли за всю историю биоматериалы каких-то конкретных маньяков?

Наши исследования носят фундаментальный характер, и в силу этого не интересны криминалистам, результаты опыта на мышах или крысах не применить в расследовании конкретного преступления.

Был один проект несколько лет назад, когда мы участвовали в генотипировании заключённых одной из колоний Кемеровской области. Мы сравнивали уровень агрессии у трёх групп – осуждённых за убийство, осуждённых за воровство и контрольной группы из добровольцев. Сравнение шло не только по генетике, но и по ряду психологических характеристик.

И было два интересных результата. Во-первых, члены двух первых групп показывали примерно одинаковый уровень агрессии, хотя, казалось бы, у убийц она должна быть выше. Впрочем, это можно объяснить тем, что на момент анализа в местах заключения уровни агрессии у убийц и воров не различались. А в момент совершения преступления у них были, видимо, совсем другие показатели.

А второй результат – не подтвердилась ожидаемая ассоциация уровня агрессии с двумя мутациями, влияющими на функцию серотониновой системы мозга. Впрочем, это только подтверждает то, что уровень агрессивности определяется сложным комплексом генетических и иных факторов и просто популяционными исследованиями (когда проверяют большое количество людей на наличие каких-то отдельных мутаций в геноме), и адекватную картину этого комплекса не воссоздать.

Какие есть перспективы в исследовании этой темы? Если заглянуть в будущее, какую выгоду из них можно будет извлечь?

Это очень важная задача, потому что агрессия и другие психические отклонения осложняют жизнь очень многим людям, как тем, кто страдает этими отклонениями, так и окружающим. На сегодня нет действенных способов их коррекции, то, чем располагает медицина, – это скорее "симптоматическое лечение", часто с сомнительным эффектом. И пока мы не будем детально понимать механизмы возникновения и развития того же агрессивного поведения, мы не сможем эффективно и безопасно для человека его корректировать. Так что, несмотря на сложность задачи, учёные будут продолжать работать над её решением.

СЛОВАРЬ

*Генотипирование – это метод, позволяющий на основе изучения ДНК комплексно проанализировать уникальный для каждого человека генотип.

**Секвенирование генома – общее название методов, которые позволяют установить последовательность нуклеотидов и аминокислот в молекуле ДНК. По сути, секвенирование – основной современный метод получения генетической информации обо всех живых организмах, которые становятся объектом исследования учёных. Другими словами, это "расшифровка генома".

***Гетерогенная человеческая популяция – это та популяция, в которой люди не похожи друг на друга.