РОССИЯ

Журналисты, наконец, спросили Владимира Путина о том, о чём давно хотели спросить

По итогам Каспийского саммита президент дал первую после начала спецоперации на Украине пресс-конференцию
Президент РФ Владимир Путин отвечает на вопросы журналистов по итогам шестого Каспийского саммита в Ашхабаде.
AFP

О шуточках лидеров G7, которые предложили повторить фото Путина с голым торсом, чтобы выглядеть "круче".

– Я не знаю, как они хотели раздеться, до пояса либо ниже пояса, но думаю, что это было бы отвратительное зрелище.

О словах Бориса Джонсона о том, что если бы Путин был женщиной, то войны бы не было.

– Я просто хочу в этой связи напомнить события новейшей истории, когда Маргарет Тэтчер приняла решение о начале военных действий против Аргентины за Фолклендские острова. Где эти Фолклендские острова и где Британия? И продиктовано это не чем иным, как имперскими амбициями.

О воинственно настроенном Западе.

– Из Украины начали делать плацдарм для того, чтобы раскачать саму Россию, начали бороться с русской культурой, с русским языком, начали преследовать людей, которые чувствуют себя частью русского мира.

О вступлении Швеции и Финляндии в НАТО.

– Знаете, у нас есть такие грубые анекдоты: сегодня вступил в одно место, теперь – в другое. Это их дело! Пускай куда хотят, туда и вступают. Украина – совершенно другое! <...> Только они должны ясно и чётко себе представлять, что в случае размещения там военной инфраструктуры мы вынуждены будем отвечать зеркально.

О цели спецоперации.

– Конечная цель мною обозначена – это освобождение Донбасса, защита этих людей и создание условий, которые гарантировали бы безопасность самой России.

О сроках.

– Работаем спокойно, войска двигаются, достигают тех рубежей, которые ставятся в качестве задач. Всё идёт по плану. По срокам не надо говорить, я никогда об этом не говорю, потому что это же жизнь. Подгонять, под какие сроки… — это неправильно, потому что это связано с интенсивностью боевых действий, а интенсивность напрямую завязана с возможными потерями. А мы прежде всего должны думать о том, чтобы сохранить жизни наших ребят.

О российских военных

– Я думаю, что и песни надо слагать, и стихи писать, и памятники им ставить. Они – герои.

О пожаре в торговом центре в Кременчуге.

– Нет там никакого теракта, ни взрыва. Ни по каким гражданским объектам российская армия ударов не наносит – нет необходимости. У нас есть все возможности для того, чтобы определить, что где находится.