ГОРОДСКИЕ ЛЕГЕНДЫ

В столичном зоопарке в разное время жили животные, впоследствии ставшие легендарными

Metro продолжает знакомить своих читателей с московскими "байками" в рамках спецпроекта "Городские легенды". О легендарных животных столичного зоопарка рассказывает одна из его старейших сотрудников, методист, заслуженный работник культуры Наталья Рубинштейн
С обитателями московского зоопарка связаны разные легенды.
Елена Лодзовская

Чуня

Когда-то в нашем зоопарке была "площадка молодняка", куда поселяли всяких найденных или брошенных мамами детёнышей разных зверей. Вот туда "на время" нам передали маленького поросёнка дикого кабана. Это была самочка, и назвали её Чуней. Но "на время" как-то затянулось, а аппетит у Чуни был хороший. И наступил момент, когда уже взрослая крупная кабаниха с трудом пролезала в узкий лаз, ведущий с выгульной площадки во внутренние помещения… Бедной Чуне приходилось ложиться на брюхо, поджимать ноги и буквально проползать через лаз. А известно, что свиньи, в том числе и кабаны, очень умные звери. И вот в один прекрасный день Чуня категорически отказалась протискиваться в узкое отверстие. Она подошла к двери, через которую ходили люди, и терпеливо стояла там, пока ей не открыли дверь и не проводили по коридору до её клетки. Видимо, наблюдая за перемещениями людей, Чуня поняла, что можно так не мучиться. С тех пор Чуня ходила только через дверь и ни разу не ошиблась и не попыталась "завернуть" в другую сторону.

Волчьи песни

Раньше на Старой территории нашего зоопарка был, так называемый, «псовый ряд», где сидела пара волков, лисы и шакалы. Волки – Гек и Дымка – были очень дружной, красивой и «разговорчивой» парой, и особенно голосистым был Гек. Периодически все эти звери устраивали потрясающие «концерты». Сигналом к началу был щелчок включающейся радиотрансляции. Тогда Гек принимал соответствующую позу, поднимал голову и начинал петь (неправы те, кто называет это воем, волки действительно поют!). К нему тут же присоединялась Дымка, а потом включались лисы и шакалы. На это «выступление» сбегались все посетители зоопарка. Иногда мы пользовались этим, чтобы дать послушать необычный концерт своим друзьям. Мы просили щёлкнуть тумблером радио и … волки нас никогда не подводили.

Гек вообще был моим любимцем, и всегда, проходя мимо его клетки, я останавливалась "поговорить". Он внимательно слушал про то, что он "красивый волк, умный волк", и приветливо помахивал хвостом. А потом я на два года уходила из зоопарка, а когда вернулась, естественно, пошла поздороваться с Геком. Он какое-то время явно вспоминал, а потом узнал и опять помахал хвостом. Вот такие волчьи песни и волчья память!

Про людей и зверей

Мы часто обедали вместе в кабинете нашего начальника планового отдела Марии Григорьевны. Однажды во время обеда раздался звонок внутреннего телефона. Мария Григорьевна сняла трубку и, видимо, услышала что-то ужасное, она буквально изменилась в лице. А затем последовал её возмущенный вопрос: Вы, ветеринарный врач, спрашиваете меня, сколько надо эфира на кошку? Ответа мы не слышим, но догадываемся, что и на том конце провода кто-то оказался в шоке. Оказывается, вопрос был такой: Сколько надо махера на кофту? Дело в том, что Мария Григорьевна была не только отличным плановиком, но еще и первой мастерицей зоопарка по вязанию. Вот и решила наша ветврач посоветоваться с ней во время обеденного перерыва. И долгое время фраза "сколько надо эфира на кошку" была в зоопарке крылатой.

Панды

Я со своей приятельницей (не биологом) стою в Шанхайском зоопарке перед вольерами панд – большой и малой. Она долго и внимательно разглядывает животных и наконец спрашивает: Я понимаю, что малая панда вырастет и поменяет цвет, а хвост у неё когда отпадёт? Честное слово, если бы у меня был хвост, он отпал бы в ту же минуту. Это было давно, никаких панд в нашем зоопарке тогда не было, а этой историей я иногда развлекаю особенно хороших слушателей на экскурсии.

Аквариум

Как-то в здании аквариума на Старой территории (теперь этого здания нет) случился небольшой пожар. Все кончилось благополучно, никто – ни рыбы, ни люди - не пострадали, всё быстро потушили. И вот я в компании (не зоопарковской) что-то рассказываю про зоопарк и произношу: "когда в аквариуме был пожар", и в ответ раздаётся дружный хохот. Действительно, для стороннего человека смешно звучит - "пожар в аквариуме".

Два медведя

Жили когда-то на "площадке молодняка" два медвежонка – бурый камчатский по кличке Мушир и белый – Юкагир. Клички были "географические", связанные с родиной этих медвежат. Белый медвежонок Юкагир оказался каким-то необычным медведем. Во-первых, он был вегетарианец – кашу, хлеб и овощи он предпочитал рыбе и мясу, т.е. по характеру питания он скорее походил на бурого. А во-вторых, Юкагир был очень доброжелательным, что вообще-то белым медведям, даже совсем юным, не свойственно. 

И вот однажды вечером мне позвонили сотрудницы "площадки" и сказали, что Юкагир свалился в ров, не может выбраться, и похоже, что он сломал ногу. Я тут же перезвонила нашему директору В.В. Спицину, который мне сказал буквально следующее: "Не свисти (!?), белые медведи ног не ломают». И тут же прислал нескольких мужчин и примчался сам "спасать" медведя. Несчастного Юкагира вытащили из рва, на следующий день рентген показал, что медвежонок всё-таки сломал заднюю лапу. И, хотя "белые медведи ног не ломают", наш как-то ухитрился это сделать. Потом была операция, которую делал врач из ЦИТО, где тогда лечили всякие травмы и переломы у спортсменов. С трудом выбрив жёсткую шерсть, врач только ахнул при виде мощной мускулатуры совсем ещё юного зверя. Операция прошла успешно, концы сломанной кости соединили титановой пластинкой. Врач только посетовал, что медведю нельзя объяснить, что не надо наступать на ногу и разлизывать шов. 

Но Юкагир сам всё правильно понял: он около месяца передвигался исключительно на 3-х лапах, и, попробовав один раз лизнуть намазанную йодом лапу, больше не пытался этого делать. А вот характер у него после всех этих процедур сильно переменился – он возненавидел мужчин, явно полагая их виновниками боли, которую испытал, да и к женщинам стал относиться гораздо хуже. И пищевые предпочтения у него переменились, он стал охотно есть рыбу и мясо, т.е. стал настоящим белым медведем. Потом он со своей титановой пластинкой, которую решили не вынимать, чтобы зря не травмировать зверя, уехал жить в Харьковский зоопарк. А камчатский Мушир вырос в огромного медведя, дожил в нашем зоопарке до глубокой старости и умер несколько лет назад во время зимней спячки.

Чеба

Чеба – это полосатая гиена и мой самый любимый зверь в зоопарке. Казалось бы, как можно любить гиену?! Она такая страшная и противная, рот, полный зубов, до ушей, задняя часть тела опущена, как будто она присела на задние ноги, шерсть жёсткая и всегда какая-то взъерошенная. Да к тому же ещё и питается падалью. Но оказывается, можно!

Когда мы увидели нашего будущего питомца впервые, это было маленькое, пузатое и ушастое существо. Казалось, что у него есть только круглый живот и огромные уши. Поэтому и назвали его Чебурашкой, а сокращённо – Чебой. Прошло пару лет, но повзрослевший Чеба оставался жить на "площадке молодняка". Он оказался очень умным, доброжелательным и привязчивым к людям зверем. Я каждое утро приходила к нему поздороваться, а он радостно падал на спину, подставляя живот, очень смешно кряхтел и улыбался во весь свой зубастый рот. За все время Чеба ни разу даже не попытался применить свое "страшное оружие". Если у него было плохое настроение (а у животных оно тоже бывает), он просто уходил в угол клетки и не отзывался на ласковые слова. Чеба очень любил гулять, и вечером зазвать его во внутреннюю клетку было всегда трудно. Иногда сотрудники тратили несколько часов, и ни метла, ни деревянная лопата, используемые обычно в подобных случаях, не помогали. Чеба хотел гулять! Тогда звонили мне, я приходила или приезжала уже из дома (и такое бывало), подходила к Чебиной внутренней клетке и тихо называла его по имени. Буквально через секунду Чеба влетал в клетку и падал на спину. Была даже идея записать мой голос, но обманутый один раз, умный Чеба наверняка больше бы на эту уловку не поддался. Действительно, наша любовь была взаимной!

Потом уже совсем взрослый Чеба уехал в Ереванский зоопарк. Дело в том, что в неволе гиены очень трудно размножаются, а сотрудники Ереванского зоопарка хорошо научились подбирать пары и потом выкармливать детёнышей. Там наш Чеба несколько раз становился отцом. А у меня дома до сих пор висит его портрет.

Узнай, какие ещё истории скрывают стены московских зданий. Переходи на главную страницу специального проекта Metro "Городские легенды".