Спорный вопрос: надо ли привлекать заключённых для участия в СВО?

Metro спросило экспертов, как они отнеслись бы к идее привлечь заключённых к боевым действиям. Мнения разделились поровну
Увидим ли мы заключённых в боях на Украине – вопрос остаётся открытым.
ANATOLII STEPANOV / AFP

Узаконить участие заключённых в спецоперации на Украине или в других военных действиях предлагает курултай Башкирии (так называется в республике парламент). Соответствующий законопроект уже внесён в Госдуму.

ЗА

В 59-й статье Конституции РФ говорится, что защита Отечества – долг и обязанность каждого гражданина. Осуждённые тоже имеют право чувствовать себя гражданами и нести ответственность за будущее страны, в которой они живут. Ограничивать их возможности в реализации этой обязанности было бы в корне неправильно. Предложенный нами законопроект не рассматривает возможность привлечения к СВО осуждённых за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних и ряд других тяжких уголовных правонарушений. Речь идёт о преступлениях, связанных с организацией преступных сообществ, захватом заложников, распространением фейков о ВС РФ и так далее.
Константин Толкачёв, председатель парламента Башкирии

ПРОТИВ

Я, как бывший кадровый офицер, считаю, что привлекать заключённых ни в коем случае не надо. Единственный вариант – это уже освободившиеся из мест лишения свободы люди, которые могут быть призваны на службу как обычные граждане РФ. А зэков из тюрем ни в коем случае нельзя выпускать. Они привносят тюремный дух в здоровую среду офицеров, сержантов, солдат. Это и тюремные привычки, и жаргон. Таким образом армия превращается в маленькое подобие тюрьмы.
Анатолий Матвийчук, полковник в отставке, военный эксперт


ЗА

Инициатива башкирских депутатов была озвучена не от хорошей жизни. Ведь частичную мобилизацию объявили из-за потребности в пополнении боевых подразделений. Но мобилизованные должны направляться прежде всего для обеспечения контроля уже имеющихся территорий, например, для защиты объектов инфраструктуры и коммуникаций. А вот зэки могут пополнить боевые подразделения, воюющие на передовой. Звучит, может быть, жёстко, но по-своему справедливо. Однако в зону СВО нельзя отправлять людей, обвинённых в тяжких преступлениях. На таких лиц должен быть наложен запрет. При этом надо понимать, что эта инициатива должна носить временный характер, на период СВО.
Эдуард Шарафиев, депутат Госсовета Татарстана

ПРОТИВ

Вербовку заключённых для участия в спецоперации хотят узаконить. Помимо того что это аморально и очень опасно, это ещё и означает, что понятия «преступление» в России больше нет. О судебную систему хотят вытереть ноги. Приговоров-то никто не отменял. Про потерпевших я вообще молчу. Вот искалечили человека или убили, а его убийце дают орден. На крайняк медаль. Но заключённые, конечно же, пойдут.  
Ольга Романова, руководитель фонда "Русь сидящая" (признан иноагентом)

ЗА

Я считаю, что это правильное решение. Если человек, совершивший преступление, хочет послужить Родине, что в этом плохого? Он идёт не на прогулку и будет постоянно находиться под контролем. Привлекать для участия в спецоперации взрослых людей, имеющих жизненный опыт и желание защищать страну, в любом случае лучше, чем 18-летних мальчишек, которые идут служить по призыву. За такое короткое время их не подготовить, и это реальное пушечное мясо. Поэтому принято решение, что срочники во всех этих вопросах участвовать не будут. А заключённые пополнят мобилизационный ресурс, получат опыт службы, будут находиться в коллективе российских военных.  
Франц Клинцевич, член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности

ПРОТИВ

Я против привлечения уголовников. Во-первых, этот контингент непредсказуем. Окажется на свободе, и неизвестно, что у озлобленного человека может "перещёлкнуть" в голове. Пострадают невинные люди. Бегство заключённых будет обязательно, будет поголовная сдача в плен. К тому же если человек совершил преступление один раз, то совершит и второй. Во-вторых, с нашей судебной системой каждый может попасть под раздачу и оказаться в тюрьме. В законопроекте отмечается, что педофилов и осуждённых за тяжкие преступления призывать не будут. Получается, что в зону боевых действий может попасть человек, отбывающий срок за какое-нибудь экономическое преступление или кражу.
Вера Евдокимова, жена писателя Анатолия Приставкина (возглавлял комиссию по помилованию)

ЗА

А почему нет?! Это выбор каждого. Вы боитесь, что, почувствовав свободу, они сбегут вместе с автоматом? Ну так волков бояться – в лес не ходить. Да и куда им бежать?  В тюрьме условия несильно лучше, чем на войне. Так что пусть идут, нечего отсиживаться, может, хоть мужиками себя почувствуют. Я уже молчу про то, что это хороший шанс заработать, на «промке» зэки получают копейки.
Михаил Комовский, бывший заключённый


ПРОТИВ

Нет, конечно. Это неадекватные люди. От них можно ожидать чего угодно. Отсидевшие не один десяток лет, после освобождения они потеряны напрочь. Им самим нужна квалифицированная помощь.
Тамара Квитко,ветеран УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области