РОССИЯ

СПЧ и Минюст готовят масштабную реформу пенитенциарной системы

Правозащитница рассказала Metro о том, как планируется облегчить жизнь заключённых и помочь им социализироваться после выхода на свободу
В России заключённым начнут помогать с жильём и трудоустройством
WikiCommons / А.Савин

Вопрос о соблюдении прав заключённых и их вовлечении в нормальную жизнь на свободе всё чаще поднимается в российском обществе. Особенно остро встала эта тема после недавней публикации видео с издевательствами и насилием над заключёнными со стороны сотрудников ФСИН в одном из исправительных учреждений.

В президентском Совете по правам человека (СПЧ) готовят обновлённый свод правил внутреннего распорядка для тюрем и изоляторов. Правозащитники ведут работу совместно с Минюстом. Обновление направлено на то, чтобы не просто облегчить жизнь угодивших за решётку, но и помочь им оставаться полноценными (насколько это возможно) членами общества и сохранить человеческое достоинство.

По словам представительницы СПЧ и одной из разработчиц данной инициативы Евы Меркачёвой, многие порядки, до сих пор существующие в российских тюрьмах, категорически устарели и относятся скорее к пережиткам советского прошлого, чем к необходимым правилам. Прежде всего, речь идёт о системе наказаний.

 – Сейчас взыскание могут дать за то, что у человека, например, не застёгнута верхняя пуговица, или за то, что он не поздоровался 25-й раз (а в колониях заключённых заставляют здороваться с инспектором каждый раз, когда они его видят). Очень много таких вещей, которые граничат с абсурдом. И каждое взыскание за несоблюдение некоторых маразматических правил может в итоге негативно отразиться при рассмотрении ходатайства об УДО, – пояснила правозащитница в разговоре с Metro.

Она добавила, что вместе с новым сводом правил заключённые получат также расширенный список вещей, разрешённых для передачи. Это связано с тем, что некоторые предметы,  считающиеся необходимыми для современного человека, по-прежнему запрещены для передачи. Но главное, что будет усовершенствована система встреч и общения с родными.

 – Мы просим увеличить количество свиданий. В новых правилах будут прописаны видеозвонки. Сейчас это кое-где практикуется, но не в обязательном порядке. Мы же хотим сделать, чтобы в каждой колонии были видеотаксоматы, чтобы человек мог увидеть близких, которые по разным причинам не могут приехать на личное свидание. В конце концов, многие колонии располагаются очень далеко, – рассказала Ева Меркачёва.

Правозащитница подчеркнула, что меры обращены прежде всего на то, чтобы заключённых максимально социализировать и не допустить их выпадения из нормального жизненного процесса.

 – По новым правилам будет увеличена норма вещей – того казённого имущества, которое выдаётся администрацией колонии заключённым. Также должно быть улучшено качество этих вещей. Там будут прописаны все нюансы, вплоть до материалов, из которых делается одежда. Женщины будут более прилично одеты, чтобы они не выглядели как колхозницы. Чтобы была нормальная одежда, у нас ведь в колониях все ходят в робе. В СИЗО можно одеваться как пожелаешь, а в колонии – нет, – уточнила Ева Меркачёва.

Стоит отметить, что новые правила коснутся не только колоний и следственных изоляторов, но и исправительных центров, которые призваны помочь осуждённым не замыкаться в тюремной жизни, но по факту являются сомнительной альтернативой.

 – Для исправительных центров это особенно важно, так как, я надеюсь, всё больше заключённых будут просить часть срока в тюрьме заменить исправительными работами. Чтобы их простимулировать, нужно смягчить правила, поскольку многие из тех, кто перевёлся в исправительные центры, говорят, что в тюрьме распорядок не такой строгий. В исправительных центрах запрещают сидеть на кроватях до отбоя, после трудового дня и даже ночных смен они лишены возможности прилечь. По закону в субботу и воскресенье заключённых должны отпускать домой, чтобы они проводили время с близкими, но на деле это правило почти не работает, а решение зачастую зависит от настроения начальства, – подчеркнула правозащитница.

Помимо новых правил внутреннего распорядка исправительных учреждений в СПЧ ведут работу над законопроектом-апробацией, предусматривающим внедрение специальной системы, которая будет направлена на соцадаптацию осуждённых и подготовку их к жизни на свободе.

 – Если законопроект примут, то это станет громадным шагом нашего государства на пути к созданию условий, при которых бывшие заключённые не будут возвращаться за решётку. У нас сейчас рецидив составляет порядка 30%, потому что эти люди выходят из тюрьмы и оказываются никому не нужны, – поделилась Ева Меркачёва.

Действительно, зачастую люди, проведя долгое время в колонии, оказываются не готовы к новым реалиям. Они сталкиваются с тем, что социум буквально настроен против них, а возможности для реабилитации практически отсутствуют. Бывшие заключённые испытывают серьёзные сложности при трудоустройстве, часто им просто некуда пойти, поскольку за то время, пока они находились в исправительном учреждении, их либо выписали из квартиры, чтобы не платить лишнее за ЖКХ, или их право собственности перешло к другим людям по разным причинам.

 – Они не могут устроиться на работу, поскольку сейчас даже у самой маленькой конторки есть служба безопасности, которая, как только видит, что человек судим, сразу ставит на нём крест. Они словно с другой планеты прилетели, из другого времени. Многие из них не знают, как пользоваться проездными карточками, как пользоваться банковскими картами, даже как зарегистрироваться на портале Госуслуг, чтобы получить какую-то справку. Им проще снова совершить преступление и вернуться в тюрьму, потому что там всё знакомо, – добавила представительница СПЧ.

Она объяснила, что, согласно этому законопроекту, с человеком за определённое время до его освобождения начинают работать социальные службы. Ему заранее подбирают варианты трудоустройства, если нет профессии – он успевает её получить за решёткой.

 – Социальные работники также пытаются найти его родственников (если он, конечно, сам хочет их найти). Ему рассказывают, как мир изменился, учат пользоваться появившимися технологиями, помогают с жильём. Таким образом, когда человек выходит, у него есть медицинский полис, есть аккаунт на Госуслугах, есть работа и, самое главное, есть куда идти, – уточнила Ева Меркачёва.

Она выразила надежду, что в работу реабилитационной системы для заключённых со временем включатся образовательные учреждения и промышленные предприятия, а также частные некоммерческие организации и различные фонды.

 – Хорошо, если в этой системе будут работать не только государственные структуры, но и независимые, поскольку волонтёры и работники НКО зачастую горят тем, что делают. При работе только государственных институтов всегда есть риск, что новые правила обернутся банальным формализмом, – заключила правозащитница.