Самая юная жертва Освенцима рассказала, почему не свела татуировку с лагерным номером

84-летнюю Тову Фридман называют самой юной жертвой Освенцима. Она дала шокирующее интервью, раскрыв подробности своей жизни
Това часто выступает на телепередачах, чтобы рассказать об ужасах холокоста.
Скриншот Youtube/watch?v=w-Ji1e2NVQA

По сей день Това просыпается по ночам в поту, вспоминая кошмары, увиденные ею в концентрационном лагере. Она написала об этом книгу "Дочь Освенцима" и всю жизнь положила на то, чтобы просвещать людей о холокосте.

Её интервью ирландской телеведущей Кристин Лэмпард, опубликованное Daily Mail, заставило о многом задуматься. Холокост начался для Товы (и ещё 5000 детей) в польском городе Томашов. Нацисты разлучили ребёнка с отцом и матерью. "Если с вами рядом родные, то вы можете преодолеть всё. Но когда вас разлучают – это ужасно. Иногда я не сплю по ночам, не могу поверить, что всё это случилось со мной", – рассказала она Лэмпард. Когда Тове исполнилось всего шесть, немцы ворвались в их дом.

Това запомнила слёзы отца, когда малышку забирали у него, и то, что немцы в лагере никогда не называли её по имени. Они набили татуировку на её руке и обращались к ней в соответствии с её персональным номером – А27633. Женщина, набивавшая номер на руку Тове, шепнула малышке, что даст ей короткий номер и набьёт его аккуратно, а потом она сможет прикрывать цифры рубашкой. 

"Но я тогда не знала никаких цифр, я ещё даже в школу не ходила. Я просто запомнила, как это произносится. Это всё было очень страшно", – рассказала бывшая узница Освенцима. Причём лагерную татуировку Това сохранила – в отличие от многих других евреев, которые, как только обрели свободу, тут же сводили с кожи самое отчётливое напоминание о самых страшных днях своей жизни.

"Мне было всего 12, когда меня освободили. Но уже тогда я ощущала, что мне надо будет об этом рассказывать, – со слезами на глазах говорила Това на телепередаче. – В 50-е никто и слышать об этом не хотел, но я решила делиться своим горем со всем белым светом. Люди должны были узнать, что с нами произошло".

Новые узники Освенцима, поступившие в лагерь из Польши в 1943 году.
Getty Images

Когда войска союзников стали приближаться к лагерю, нацисты решили расстрелять оставшихся заключённых. Тогда Това, равно как и её мама, притворились мёртвыми, чтобы спастись. 

"Всех выстроили в шеренги, заставили выйти на улицу. Мама не могла идти, умирала с голоду. От недостатка пищи она вся распухла. Она ни за что бы не выжила, ведь тогда стояли январские морозы, снег покрывал ледяную землю. Она знала, что умрёт. Но не хотела, чтобы я осталась одна. И сказала: "Этот мир не для детей". Затем спросила, готова ли я умереть вместе с ней в Освенциме... И я сказала: "Да". 

К счастью, этого не произошло. Това выжила, как и её родители. Все вместе они переехали в США, где Това стала бакалавром искусств в области психологии (Бруклинский колледж), магистром искусств в литературе (Городской колледж Нью-Йорка) и магистром искусств в социальной работе (Университет Ратгерса).