Руслан Братов поговорил с Metro о своих перспективах в российском кинематографе

Лучшим игровым фильмом 30-го юбилейного фестиваля “Окно в Европу” стала его криминальная комедия "Экспресс"
Режиссёр Руслан Братов.
Из личного архива режиссёра

Поздравляю вас с победой на "Окне в Европу"! Скажите, что чувствует, скажем так, молодой кинематографист, победивший на таком солидном фестивале?

– Радость. Огромную радость. Может быть, это громко сказано, но художник, творческий человек в первую очередь хочет быть услышанным. И победа – вроде материального подтверждения того, что ты услышан.

Мне понравился ваш фильм, я включила его в пятёрку лучших в программе, у нас была об этом статья. Но после показа я встретила других журналистов, которые не были в восторге. Они пожали плечами и сказали: "Ну, это же тот же самый Гай Ричи".

– Хотелось бы послушать того, кто вам это сказал, – почему это Гай Ричи?

На мой взгляд, это не оскорбление. По-моему, отличное сравнение.

– Нет, Гай Ричи прекрасный! Просто почему? Потому что такие фактурные рожи там? У него обычно всё завязано на криминале, парни с железными яйцами и стволами. Опасные, как Борис Бритва, чуваки… А у меня ни пистолета, ни трупа ни одного. Может быть, из-за сцены в СИЗО? Или то, как они общаются, пацанский диалект? Я уже сам задумался. Мне приятно такое сравнение, но когда я думал о каких-то референсах, я не брал, по крайней мере, впрямую Гая Ричи.

А кого вы брали?

– Коэны, иранское кино, в частности Аббас Киаростами. На уровне написания сценария – Отар Иоселиани, я очень люблю его. Когда я только задумывал историю, я пытался представить героя, чем-то похожего на персонажа его фильма "Жил певчий дрозд". На уровне энергии, драйва мне хотелось, чтобы было похоже на братьев Сафди.

Мне понравилось, что у вас не "национальная" комедия, к сожалению, типичная для нашего экрана. Я имею в виду эксплуатацию местного колорита, гипертрофированный акцент и тому подобное. Когда получается фарс.

– Да, тут очень тонкая грань, которую легко перейти. И начинается эксплуатация фактуры, которая сама по себе яркая. Природа очень яркая. Мне очень не хотелось, чтобы всё превратилось в бурлеск. Знаете, Карачаево-Черкесия, где я рос и где происходят события фильма, очень интернациональное место. Да, у нас в фильме городок где-то в горах, но на самом деле наш Кавказ мог бы быть хоть в Америке.

Режиссёр Руслан Братов (на фото справа).
Из архива героя статьи

Рядом со мной на сеансе сидела фотокорреспондент, которая восхищалась операторской работой. Даже те коллеги, которым не очень понравился ваш фильм, дружно сказали, что ваш оператор Александр Худоконь просто супер. Что вы могли бы о нём сказать?

– Вы же знаете, что он получил приз фестиваля за лучшую операторскую работу?

Я считаю, вполне заслуженно.

– Саша замечательный человек, я буквально в него влюблён. (Смеётся.) Мы сначала вместе ездили в Карачаево-Черкесию, делали пробы на телефон, я вызывал туда актёров. Мы занимались чистым творчеством, это было прекрасное время. Как говорят, не хотелось, чтобы это приключение кончалось. Саша очень тонкий художник, мне нравится, как он видит. Это удовольствие работать с ним и каким-то вещам учиться у него. Я уверен, что он в будущем ярко проявит себя.

К вопросу о будущем. Каким вы для себя его видите в российском кино как начинающий режиссёр?

– Я работаю над своими идеями и хочу продолжать копать свою ямку.

Это что значит?

– Делать своё дело. У меня был удачный короткий метр (короткометражный фильм "Лалай-Балалай". – Прим. редакции). После было много предложений, но я хотел работать над собственным материалом для полнометражного дебюта. И второй фильм я хочу тоже ставить по своему сценарию. Но я не знаю, будет ли это вообще возможно… Хотя что-то всегда возможно. В крайнем случае, всегда можно уйти в андеграунд, где не нужно искать финансирование. Как движение "Догма-95", просто взять камеру и снимать.

А финансирование найти трудно?

– Не знаю, как будет, но для съёмок "Экспресса" мы его искали три года.

Значит, будущее туманно?

– Зависит ещё от того, как фильм покажет себя в прокате. Если он окупится, возможно, мне будет проще найти деньги.

Немного фантазийный вопрос, но мне кажется, его интересно задать. Вы воспринимаете себя как режиссёра авторского кино, хотите "копать свою ямку", не стремитесь в мейнстрим. А если вдруг будет предложение: проект не ваш, а студийный. С большим бюджетом, со спецэффектами. Вы бы согласились снимать коммерческий фильм? Как Тайка Вайтити снимает "Тора" для Marvel.

– Да, конечно! Я бы на сто процентов согласился. Если бы мне предложили, как Тайке Вайтити, какое там своё, какая там ямка? Я пойду и поработаю. Это же классно!