ТЕАТРАЛЬНАЯ РЕЦЕНЗИЯ

Посмотрели новый "Вишнёвый сад" и прониклись тенями, меланхолией и немного Богомоловым

В отремонтированном Театре на Малой Бронной идёт “Вишнёвый сад” Микиты Ильинчика. Худрук Константин Богомолов не соврал – деревянные кресла не дадут вам уснуть. А что дадут – сейчас расскажем
Сумрачное фото сумрачной постановки.
Evgeniya Gorobets / Предоставлено пресс-службой театра

Неизменная классика 

Во время возвращения Театра на Малой Бронной в апреле 2022 года в родные стены Константин Богомолов пообещал москвичам целый ряд премьер. Одной из них – самой ожидаемой – был "Вишнёвый сад" в постановке Микиты Ильинчика. 

Сюжет бессмертной классики Чехова не изменился никак: всё та же мечтательная, сорящая деньгами Раневская, всё тот же Лопахин, который думает, что по капле выдавливает из себя раба, но на самом деле занимается тем, что психологи назвали бы "гиперкомпенсацией". Всё то же бессмертное "вся Россия – наш сад" и роднящее японцев и русских любование летящими цветами вишен. Кстати, любование есть – а вишен самих на сцене нет. Ильинчик сделал сад невидимым и неплотным, метафизическим – когда герои любуются вишнями, они смотрят в зал, на зрителей. Это чертовски трогательно.

Тени без конца 

Первое, что бросается в глаза, точнее, в уши, при просмотре спектакля – монотонность. Актёры произносят свои реплики почти отстранённо и безучастно, как будто кидая их друг другу и в зал, не вкладывая эмоций и смысла. "Они что, играть разучились?" – думает удивлённый зритель, но буквально через пару минут понимает: это не баг, это фича! Реплики, которые интонационно вторят друг другу, складываются в медитативный гул. Они вгоняют зрителя в транс – он слышит "вместо слабых мира этого и сильных – лишь согласное гуденье насекомых". 

Спектакль открывается сценой, где бледные мотыльки порхают вокруг ламп. "Какая у вас красивая брошка в виде бабочки", – говорит одна героиня другой. Весь спектакль лица актёров транслируются на серо-голубые стены – и превращаются в тени цвета сепии, а танцующие на балу становятся тенями в прямом смысле слова. 

"Вишнёвый сад" Ильинчика – приглашение замедлиться и обернуться к хрупкому, как крыло бабочки, пугливому, как тень, прошлому, которое навсегда связано с настоящим и будущим тем самым садом, который невозможно вырубить топором. Потому что этот сад – в нас самих. 

Разбивая тишину 

В финале постановки к зрителям выходит Константин Богомолов, который иронично критикует постановку – называет её "слишком эстетской", советует режиссёру посмотреть "Неоконченную пьесу для механического пианино", сетует на то, что после ремонта пол уже успели поцарапать, просит включить саундтрек из вестернов и, наконец, требует осовременить постановку, добавив в неё идеи движения Black Live Matters. 

Это комичная сцена, которая бодрит зрителя, но не только. 

Богомолов-персонаж пытается сделать с "Вишнёвым садом" Ильинчика и Чехова то, что Лопахин пытался сделать с вишнёвым садом Раневской – опошлить "скучную" и "бесполезную" классику, которую он попросту не понимает. 

И зритель, чей грустный транс разбивается о звуки вестерна, не просто понимает бледную бабочку Раневскую – он ощущает себя ею. 

И вот это, господа, превосходно. 

Отзывы зрителей

"Театр прекрасный, ремонт чудный – каждый рубль отработали".

"Я смотрела додинский “Сад”, вообще все “Сады” и думала, что меня невозможно удивить, но молодой режиссёр смог".

"Все составы великолепны. Я второй раз пришла и ещё раз пять пойду!"

"Чёт не впечатлена. Обычный “Вишнёвый сад”, классика, а в конце скандальчик. Ну и что".

Читайте также: Первая любовь в бесконечных поездках "на картошку" – Metro изучило, как это было в 80-е, на премьере спектакля "Душа моя Павел" в театре РАМТ