МОСКВА

На Берсеневской набережной работает необычный музей, где погружают в старинный быт

Особенность музея русского быта "По сусекам" в том, что всё здесь можно взять в руки, рассмотреть и попробовать в действии
Корреспондент Metro почти освоила старинное мастерство ткачества
Елена Тюняева

 

Заходишь во двор храма Святого Николая в Берсеневке, огибаешь его и видишь за колокольней неприметную дверь в подклет. Здесь и находится музей русского быта "По сусекам".

С порога пахнет чаем и баранками, просторное помещение уставлено старинными вещами, от которых веет домашним уютом.

Белые каменные стены такие прочные, что даже Сеть не ловит, – в этом месте как будто действительно попадаешь в мир далёкой старины, простой и по-своему мудрый.

Деревенский быт строился вокруг двух вещей – прялки и печи. Ткацкий станок, который я пытаюсь освоить, родом из Тихвина (XIX век). 

Процесс ткачества действительно затягивает
Елена Тюняева

Садиться надо аккуратно, скамейка довольно низкая (мои коленки оказались выше, чем надо). Натягиваю нить, нажимаю на педаль, прибиваю одну ниточку, нажимаю на другую педаль, ещё раз прибиваю. Между верхними и нижними ниточками просовываю челнок... 

А вообще описывать процесс ткачества довольно трудно – да и не нужно. Здесь важно понять суть и уловить ритм, а потом, выполняя методичные движения, наблюдать, как всё превращается в полотно. 

– Я научилась за один день, – призналась основательница музея Елена Тюняева.

Ну а я ещё только учусь. Очень отличается от ткацкого стана самопрялка – прогрессивное для того времени изобретение. 

– Она существенно облегчила труд женщинам: за счёт нажатия педали колесо вращалось и крутилась шпулька, – объяснила Елена.

Такое вот прогрессивное изобретение
фото автора

По субботам Елена приглашает мастерицу, которая садится за самопрялку и учит всех желающих утраченному мастерству. В музее регулярно проводятся мастер-классы и на ткацком стане, и даже на веретене.

– Некоторым современным девушкам и сейчас этот процесс очень нравится. Ткацкий станок исчез, но я вижу интерес к старинным ремёслам, люди начали вспоминать своё прошлое и внедрять в свою культуру, – добавила хозяйка музея.

Во втором зале выставлена частная коллекция прялок семьи Маяковых. Коллекционер Филипп Маяков привёз их из разных областей России. Это и резные и расписные прялки XIX–XX веков.  

Узоры и росписи русских прялок напоминают нам о том, как порой неожиданно прослеживается взаимопроникновение культур.
Фото автора

На некоторых прялках – резной орнамент, напоминающий "цветок жизни" у буддистов. Подобный символ был и в культуре Русского Севера. Эта редкая техника, к счастью, не утрачена – в разных областях России есть мастера, которые её сохранили.

Рубель – древний утюг

Рубели тоже украшали резьбой, иногда преподносили в подарок.
Фото автора

После того как получали домотканое полотно (из льна, крапивы или конопли), его надо было разгладить. Лён был очень жёсткий после стирки, поэтому влажное полотно наматывали на скалку и разминали рубелем. Пользоваться им очень просто, но от интенсивных движений устают руки.


Позже появились чугунные утюги, которые нагревали на углях или печи.

Можно сказать, что появление чугунного утюга повысило эффективность глажки.
Фото автора

Войти во вкус деревенской жизни

Приспособлений для готовки действительно было много, они бы и сейчас могли облегчить жизнь хозяйке, но ушли из нашего обихода.

Жернова, с помощью которых измельчали зерно, были в каждом доме. 

Измельчали зерно, например, перед тем как сварить кашу.
Фото автора

– Этот я привезла из Каргополя, он до сих пор отлично работает. – Елена насыпает внутрь зерно и начинает крутить каменный диск. – Прошлым летом я открыла для себя Каргополь, совершенно дивный город, где сохранилась старорусская атмосфера и быт. Люди живут в деревянных домах, сами топят печи, колют дрова.

Ещё один предмет, который активно использовали наши предки в хозяйстве,– туес из бересты с крышкой, старинный термос. К тому же береста обладает бактерицидными свойствами, поэтому продукт и сохранял температуру, и не портился.

Иногда туеса продают в качестве сувениров, но далеко не все знают их изначальную функцию
Елена Тюняева

Пестерь – это рюкзак, который тоже плели из бересты. С ним ходили за грибами или складывали в него еду, когда уходили в поле.

Пестерь оказался лёгким и удобным
Елена Тюняева

Главной посудой на деревенской кухне были горшки.

– Это самый древний предмет утвари, существовало около 70 форм горшков. Среди них ендова – сосуд для разлива кваса, мёда, браги; кашник, крынка для молока, чугунки разных размеров, которые делали не только из чугуна, но и из глины и даже алюминия, – перечисляет Елена.

Этот чугунок выглядит вполне универсальным.
Фото автора

 

А это древний умывальник – урыльник – сосуд с носиком внизу
фото автора

Отдельно собраны мелкие предметы повседневной жизни крестьян. Ботало – колокольчики, которые вешали на шею скоту, и, как сказала хозяйка музея, каждый хозяин мог по звуку определить, что идёт именно его корова. с

Существует мнение, что звон ботало в том числе отпугивал диких зверей
фото автора

Делу время, потехе час

Но не трудом единым жили крестьяне. Неотъемлемой частью их жизни были песни и музыка, а также праздничные костюмы.  

В углу как-то неприметно стоит гармонь, привезённая из Калужской области. Ей много лет, она требует ремонта. Тем не менее ещё звучит.

Всё началось с того, что мы купили деревянный дом, и мне хотелось, чтобы в интерьере были аутентичные вещи. И тогда, 15 лет назад, я поехала в Вологду за предметами и увлеклась. Поскольку мне всегда хотелось заниматься развитием культуры (в прошлом я работала директором парка искусств "Музеон"), решила открыть музей. Более того, в своём доме в Рязанской области этим летом я открою филиал московского Музея русского быта. Планирую возить туда группы – будем топить печь, готовить, рубить дрова, сажать сад, сходим за ягодами и сварим варенье. Я хочу, чтобы люди по-настоящему соприкоснулись с этим бытом. И заодно покажу выставку костюмов, ведь у костюма в народной культуре особенная роль.

Елена Тюняева, основательница музея