РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Metro поговорило с английской актрисой Самантой Мортон о новом телесериале "Королева змей"

В нём она сыграла роль знаменитой могущественной королевы Франции Екатерины Медичи
"Королева змей" воспевает историю Екатерины, прославляя умную политику, страсть и амбициозных женщин, которые сражаются и часто побеждают.
Unsplash

Захватывающая новая восьмисерийная драма "Королева змей" переносит нас во Францию XVI века – во времена, когда на трон взошла одна из самых загадочных королев всех времён – Екатерина Медичи.

Вся жизнь Екатерины, с детства, которое прошло в бедности и лишениях, и до самого расцвета и долгого царствования, была посвящена борьбе за выживание. Свой путь от простолюдинки до всемогущей королевы ей удалось проделать благодаря бесстрашию, стойкости характера и готовности всегда брать дело в свои руки.

Создатели сериала предлагают зрителям увидеть Екатерину Медичи в резкой, мрачно-комедийной и совершенно неожиданной интерпретации и попытаться понять, что двигало ею – одним из самых печально известных монархов в истории

Работая над своими ролями, вы с Лив Хилл, сыгравшей молодую Екатерину, пользовались одними и теми же источниками?

– Я думаю, что у нас явно был один и тот же сценарий, разговоры с создателями сериала Джастином Хэйсом и Стэйси Пассон, а потом, к счастью, мы нашли время пообщаться с ней в Zoom. Мы снимали сериал во время изоляции, вызванной пандемией COVID, поэтому нам было очень сложно встретиться. Мы поговорили в Zoom о том, что чувствовала Екатерина в детстве, о религиозных аспектах и об актёрских связях. Мы обе родом из одного и того же района Ноттингема, точнее, немного за его пределами, и мы раньше общались. И я думаю, что у Лив и у меня есть много общего, в том числе в актёрской игре. Но я не хотела, чтобы Лив чувствовала себя привязанной к чему-либо. Я хотела, чтобы у неё была полная свобода. Я специально не смотрела ни одного кадра до того, как сыграла свою Екатерину. К тому же я доверяла выбору персонала по подбору актёров и самой Лив, а она доверяла мне. Она необыкновенна в этой роли. Я вообще большая поклонница Лив Хилл, поэтому, когда узнала, что её выбрали на роль юной Екатерины, была так взволнована и даже немного встревожена. Но я думаю, что получилось хорошо. Вообще, я думаю, что люди, конечно, меняются, причём очень сильно с 14 до 30 и 40 лет, но не в том, что касается силы духа. И я думаю, что нам с Лив удалось добиться в этом настоящего сходства, и я очень надеюсь, что вы почувствуете это, когда увидите сериал.

Екатерина очень тихая и временами очень злая. Интересно, это был ваш выбор, чтобы она говорила тихо?

– Я думаю, что моя Екатерина – это результат ранних обсуждений её образа с Джастином и моей интерпретации сценария. У меня такое ощущение, что она была очень консервативной, учитывая, что она итальянка, почти как дон Корлеоне в "Крёстном отце". Она очень сдержанная, всё продумывает и просчитывает на несколько шагов вперёд, не испытывает никакой потребности в рефлекторной реакции на что-либо. И такая тишина более коварна. Но это наша интерпретация образа Екатерины Медичи.

8 серий будет показано в первом сезоне "Королевы змей".

Что привлекло вас в этой роли и что нового вы хотели привнести в историю героини? Тако- го, чего мы раньше не видели?

– Я думаю, что меня в этой роли привлекло сочетание разных элементов. Когда я была моложе, мне говорили, что у меня не историческое лицо и я не подхожу для костюмированной драмы. Но я всегда увлекалась историей, ещё со школы. Это было и есть то, что я нахожу очень интересным. А историю ведь в основном писали мужчины. Так что то, что это историческая драма, было для меня очень заманчиво. Затем эта перспектива поработать с Джастином и Эрвином (Э. Стофф – продюсер. – Прим. ред.). Я знала, кто они такие, и была очень приятно взволнована предо- ставившейся мне возможностью поработать с ними. А Екатерина Медичи – это просто роль мечты. Её история невероятно увлекательна, сложна, заманчива и разрушительна. Так что для меня это был шанс погрузиться в эту атмосферу, со всеми этими проблемами, отношениями, управлением, работать с невероятными актёрами, которые были выбраны на разные роли... Стать частью такой команды было огромным счастьем и большой честью.

Екатерина Медичи правила Францией с 1547 по 1559 год.
Cortesia

Говоря о ролях мечты, я имею в виду, что, ещё будучи подростком, вы снялись в фильмах по романам Джейн Остин и Шарлотты Бронте, что действительно потрясающе, а теперь в этом сериале. Каково было иметь такой мощный старт и каково это – сейчас сниматься в другой эпической драме?

– Это не то же самое, потому что я уже другая. Мне 45 лет. У меня трое детей, одной дочери уже 22 года, и она сама актриса. Я сейчас другой человек, и у меня уже большой опыт за плечами. Так что сравнивать те ощущения, которые я испытывала, играя Джейн Эйр или Харриет в "Эмме", а все эти роли очень важны для меня, невозможно. Это может показаться странным, но в моей биографии есть моменты, которые отчасти связывают меня с этой историей. Например, у меня было очень трудное детство. Подростком я оказалась на улице, прошла через многие трудности и лишения. И когда я читала историю жизни Екатерины (хотя, конечно, я не королева и не имею никакого отношения к королевской семье), находила параллели – когда, не имея ничего, человек добивается многого в жизни. И надо помнить, что это история про реального человека, жившего на земле, а не просто роман, хотя и очень хороший, на котором она основана. Это удивительно, что у меня есть возможность работать в свои 45 лет и играть столь важную роль, и я очень благодарна Джастину и Эрвину за это. Нам нужно больше женских историй, нам нужно больше исторических фильмов, после которых задаёшься вопросом: "Неужели это действительно было так на самом деле?" Потому что очень часто мы знакомы только с мужской точкой зрения на те или иные исторические события. Так что я невероятно горжусь этим сериалом и, да, очень рада была сыграть Екатерину.

Думаю, история называет женщин ведьмами и исчадиями ада просто потому, что они невероятно умны и проницательны.
Саманта Мортон, английская актриса

Саманта, что вы будете делать, если получите роль, которая вас напугает?

– Я думаю, что иногда испытывать в жизни страх и ориентироваться в нём – это здорово. Но всё хорошо в меру – в больших количествах это может быть вредно для здоровья. Но испытать некоторое возбуждение – это хорошо, в этом есть элементы вызова, и это интересно. Мне нравится браться за роли, которые бросают мне вызов, будь то Альфа в "Ходячих мертвецах", Екатерина Медичи или некоторые из других последних ролей, которые я играла.

Известно, что Екатерине было наплевать, что думают о ней другие. А как она воспринимала саму себя?

– Это действительно отличный вопрос, поскольку он затрагивает важный религиозный аспект. Волновало ли её, что думают другие? Нет, откровенно говоря, только не её. Она смотрела далеко в будущее, ей приходилось всё время рассматривать ситуацию с разных точек зрения и играть на опережение. Я думаю, что она даже боролась со своими отношениями с Богом, верой и духовностью. Если обратиться к истории, то женщин, которые были повивальными бабками, разбирались в травах или свойствах определённых грибов или молились при полной Луне, называли ведьмами. Мужчины умны. О, они алхимики, они учёные, они астрономы... они очень умны. Но я думаю, что история называет женщин ведьмами или исчадиями ада просто потому, что они невероятно проницательны. В сериале упоминаются её занятия магией и общение с тёмными силами. Я думаю, она выходила за рамки дозволенного ей как королеве, занимаясь колдовством. (Смеётся.) Но на самом деле она поступала так, как ей подсказывали не потусторонние силы, а внутреннее чутьё.

Читайте также: Показали идеального героя советского кино. В нём есть черты человека-амфибии и разведчика из "Тегерана-43"