МОСКВА

Художница обжигает керамических монстров в печи, а они глазеют на посетителей ресторана

В заведении запахло искусством
Ирина Дрозд наделяет каждого своего героя характером.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Отпраздновать окончание новогодних праздников я решила в ресторане Аркадия Новикова Sirena. Наевшись устриц и мяса краба, разглядела на одном из столиков нечто дикое, ужасное, но невероятно притягательное – очеловеченных насекомых с кровоподтёками и слипшимися крыльями, глазеющие кровавые морепродукты – кальмаров и устриц. Кажется, такое должно неприятно пахнуть... а сейчас я ела что-то подобное?! Так, стоп, это же керамика!

Автором скульптур выставки "Ужин с монстром" оказалась петербургская художница Ирина Дрозд, которая объяснила мне, почему такая неаппетитная "живность" оказалась в ресторане.

– Обычно я представляю свои картины и скульптуры в европейских музеях. Провести выставку в ресторане мне предложил знакомый галерист, я подумала – почему бы и нет, ведь она связана с темой еды. Многие боятся моих монстров, но на самом деле они милые, нужно только присмотреться.

"Для меня важно, чтобы человек попадал в некий новый мир, который не оставит его равнодушным. Это может быть и фантастическая трапеза". Ирина Дрозд, художница


Кальмар настолько реалистичен, даже сложно представить, что это керамика.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Ирина Дрозд, художница:

"Не надо взрослым бояться того, чего не боятся даже дети. Вот некоторые говорят, что, увидев моих монстров, не могут есть кальмаров и осьминогов. Но всё же чаще эффект шока от моих героев пробуждает в зрителях внутреннего ребёнка.

В своих произведениях я показываю любовь человека к природе и одновременно ужас, страх перед ней. Поэтому в моих работах всегда два взгляда на мир: взгляд глазами ребёнка и взгляд взрослого. Мальчик, который надувает лягушку через соломинку, не думает о смерти лягушки, он исследует мир. Мы же шокированы такой жестокостью и ругаем малыша. При этом мы приходим в ресторан, заказываем лягушачьи лапки и чувствуем себя гурманами. Непосредственность или осознанность? Что такое гуманизм в нашем мире и возможен ли он? Вот какие вопросы я задаю себе.

Также через детские образы я показываю хрупкость человека, его ранимость, уязвимость. Возраст взросления самый прекрасный, самый чувствительный, дети открыты к восприятию сложных материй. Они видят мир другим, полным волшебства, и волшебных существ, с которыми они водят дружбу. А нам, взрослым гурманам, остались деликатесы из наших несбывшихся надежд.

Кстати, Ленин в этой инсталляции появился не случайно. На блошином рынке я нашла его бюст и использовала при создании скульптуры. Ведь для меня образ Владимира Ильича – один из самых ярких символов советского детства."

Медуза уютно устроилась на голове Ильича.1/6
Василий Кузьмичёнок / Metro