МОСКВА

Фольклорист рассказала, насколько отличаются современные гадания от святочной классики

Настали Святки, и московские девочки, вооружившись книжками и распечатками из Интернета, открыли большой гадательный сезон
Девушки во время святочных гаданий.
Александр Кондратюк / РИА Новости

Москва гадает – уж как умеет: нелепо, неумело, путано – но неизменно весело. Зажигают свечи перед сдвинутыми зеркалами, льют в воду расплавленный воск, под лупой просматривают следы кофейной гущи, звонят наугад по городским телефонам или пристают к прохожим: "Ваше имя?".  А то и "за ворота башмачок, сняв с ноги, бросают", в роли ворот – дворовый шлагбаум. Останавливаются, заслышав лай собаки: визгливый лай – сварливый муж... Будущее увидеть довольно просто. Труднее – поверить, что это и есть будущее. 

Фольклорист Варвара Добровольская, доцент кафедры общего и славянского искусствознания РГУ им. А. Н. Косыгина, считает, что современные городские гадания имеют очень немного общего со святочной классикой.

– Классический корпус гаданий – это очень большой цикл, с определёнными правилами: пол, возраст, количество гадающих... А сейчас в городах осталось ну пять гаданий, это потолок. Гадания с овином и баней исчезли, потому что нет ни овина, ни бани. Валенок ещё кидают в тех городах, где есть частный сектор. В крупном городе гадать – это значит растопить воск над тазиком с водой, пустить по воде щепки, которые причалят к тому или иному имени... Что-то наименее затратное, то, что можно совершить между делом. 

Как ты ко мне относишься?

Меняется, по наблюдениям Добровольской, и целеполагание. Раньше основной смысл гадания был матримониальным – посвящённым поиску и угадыванию суженого. Сейчас гадания больше уходят в сферу симпатий и антипатий ("Как ты ко мне относишься?"), поэтому в них охотно участвуют и мальчики.  

– Даже самые простодушные люди сейчас во всё это не верят. Есть определённая часть интеллигенции со своим ощущением  традиции – например, те, кто занимается реконструкцией или фольклорным пением. Внутри их своеобразной игры в прошлое есть ещё одна игра – гадания. А в небольших провинциальных городах это просто способ развлечения на длинные выходные. Собрались подружки: а давайте попробуем, мама говорит: а мы вот так-то гадали... А что будет завтра,  уже неинтересно. Распустится ли к Рождеству ветка, которую мы поставили в день святой Екатерины?.. Сейчас этого вопроса точно нет. 

Гадания обрели короткое дыхание – и начали утрачивать свою магию. 

– Гадание в традиционной культуре не в каждый день возможно, – напоминает Добровольская. – Гадали в знаковые дни: на Святки, на Покров, на Троицу. Святки специфичны: это период, когда старое время уже закончилось, новое ещё не началось, и в этом промежутке мы можем заглянуть в иной мир, за границу реальности. Гадание, особенно на зеркалах, было способом  размыкания границы между мирами, средством сообщения с потусторонним. Сейчас ореол магии, мистики в практиках гадания утрачивается

Отношения с Богом могут испортиться? 

Дьякон Андрей Кураев как-то назвал святочные гадания "лучшим способом испортить отношения с Богом в начале года". Известно, что церковь считает их волшбой и ворожбой – недопустимыми языческими делами, но известно так же,  что к гаданиям часто прибегают и самые прилежные  прихожанки, искренне преданные церкви. И это противоречие, похоже, так и останется неразрешённым. 

– Церковь не может одобрять гадания, но не очень их преследует, – говорит Добровольская. – Есть даже специальный день во время филипповского поста, когда гадают все, – ну вот так оно сложилось, и, кажется, ничего не поделаешь. В некоторых традициях есть  обряд, когда гадают прямо в церкви. Во время крещения священник берёт прядь волос с головы младенца, заворачивает в воск и бросает прямо в купель. А в это время повитуха или крёстная мать внимательно смотрят за этим шариком: потонет – значит, дитя недолго проживёт, поплывёт – всё будет хорошо... Получается, что священник в этом технически как будто участвует, хотя он, конечно же, не участвует. 

 Языческое навсегда

Добровольская рассказывает про знакомого молодого священника, который долго не мог понять, почему больше всего прихожан собираются в его храме на Благовещение. Потом догадался: приходят, чтобы унести благовещенские просфоры.

 – Он остановил прихожанку: зачем ты уносишь три просфоры, ты ведь живёшь одна. Мне надо, говорит эта благочестивая женщина, закопать их в капусту и в морковь. Язычество в чистом виде! Но прихожанка даёт очень правильный, с точки зрения фольклориста, ответ: моя мать так делала, моя бабка так делала, и теперь должна делать я. Иначе капусту сожрут червяки. Священник может с этим бороться, но, скорее всего, победит капуста. Так и со святочными гаданиями – с ними можно бороться, но всё равно они будут. 

– Традиция сильно модифицирована – но она есть. Например, известно гадание по книге: девушки втыкали в книгу нож или ножницы, открывали, читали предсказание. Книгой этой был Псалтырь. Потом гадали по Пушкину и Гоголю, а теперь и вовсе по любой книге. Надо понимать: как только традиция превращается в памятник, обрастает нормами, значит, она склонна к умиранию. А если традиция меняется – значит, она жива.