ОБУЧЕНИЕ

Черновики Эйнштейна ушли с молотка

В конце осени в Париже состоялись торги, где в центре внимания оказался Эйнштейн. А точнее, его черновики. Стопку из 54 листов, наполовину исписанных рукой физика, эксперты оценивали в районе 2–3 млн евро. В результате черновики ушли за 11, 7 млн евро
Настенная живопись с изображением ученого Альберта Эйнштейна в Центральном районе Санкт-Петербурга.
Александр Демьянчук / РИА Новости

Что в черновиках? 

Это желтоватая бумага, на которой чёрным проставлены формулы и вычисления, с некоторыми пояснениями. Но это с формальной точки зрения. А на самом деле на 26 страницах, заполненных именно Эйнштейном, можно проследить, как была сформулирована общая теория относительности. Говорят, часть записей принадлежит другу Эйнштейна Микеле Бессо.

Винсент Беллоу, эксперт Christie’s, подчеркнул: "Нужно принять во внимание, что рабочих записей Эйнштейна, сделанных до 1919 года, крайне мало. Эйнштейн оставлял немного заметок, поэтому сам факт, что рукопись сохранилась и дошла до нас, абсолютно удивителен”.

Беллоу отметил, что Эйнштейн допускал ошибки в рукописи. "И это, я думаю, делает её в некотором смысле ещё более значимой, потому что мы видим настойчивость, мыслительный процесс, который протекал в процессе создания рукописи. И эта мысль исправляется и перенаправляется”.

Аукционный дом традиционно не раскрывает, у кого дома будут храниться рукописи гения. Однако любопытно, если бы они попали на глаза серьёзным учёным-физикам, вдруг и планета в другую сторону развернулась бы – на волне новых знаний?

Metro обратилось с вопросами к российским физикам из МГУ им. М. В. Ломоносова. 

"Видимо, зреет очередной решительный пересмотр наших представлений о физической реальности"

– Прошло 100 лет с момента создания общей теории относительности, – сказал Metro Юрий Владимиров, профессор кафедры теоретической физики физического факультета МГУ им. Ломоносова. – За это время мы поняли возможности этой теории. Конечно, она очень красивая, много там интересных следствий. Правда, экспериментальных довольно мало. Многие опираются на космологические решения общей теории относительности – Фридмана и других. У меня и некоторых коллег складывается впечатление, что общая теория относительности хоть и красивая теория, но приближенная. Некая гипотеза, миф. Нужно искать что-то более глубокое. У нас в настоящее время идёт поиск в рамках идей Лейбница и Маха. 

Кстати сказать, Эйнштейн создавал общую теорию относительности, когда был под влиянием идей Маха. Об этом он писал сам неоднократно в своих статьях, и письма его сохранились. Но когда создал свою теорию относительности, он фактически отказался от этих идей. А сейчас многие авторы за рубежом и у нас говорят, что пришло время возродить идеи Маха и других авторов. 

Видимо, зреет очередной решительный пересмотр наших представлений об основании физической реальности. Вот это чрезвычайно важно.

"Любая опубликованная работа – это вершина огромного айсберга труда физика-теоретика” 

– Эйнштейн много раз попадал в тупики, – обратил внимание Николай Никитин, к.ф.-м. н., доцент кафедры физики атомного ядра и квантовой теории столкновений, – много раз шёл по неправильному направлению, приходил к противоречию, останавливался и начинал всё заново. Понятно, что часть своих работ, даже тупиковых, он публиковал в научных журналах, когда ещё не знал, что они заведут в тупик. Поэтому его мысли – то, как он приходил к теории относительности, – можно проследить, с одной стороны, по опубликованным работам. А с другой стороны, очень интересно, что же было ещё. Ведь любая опубликованная работа – это вершина огромного айсберга труда физика-теоретика. 

"Очень важный вопрос: а как же мыслят гении"

– Для физики черновики вряд ли откроют что-то новое, – рассказал Николай Никитин. – А например, есть психология. Очень важный вопрос: а как же мыслят гении. С точки зрения такого подхода рукописи Эйнштейна очень могут помочь: в них как раз незамутнённое мышление Эйнштейна, видна работа мысли гения. С этой точки зрения черновики, без сомнения, представляют огромный интерес.  

Кроме того, к таким черновикам надо подходить не как к научным бумагам, а как к произведениям искусства. Покупают же картины импрессионистов. Понятно, что импрессионисты – давно не мейнстрим. Современное искусство от этого всего ушло. Но они имеют классическую ценность. 

От современных учёных черновиков не останется – сплошные файлы в гаджетах?

– Сейчас у учёных больше инструментов, – заметил Николай Никитин. – Учёные старшего поколения пишут от руки. Кто моложе – и то, и другое используют. Я одинаково пишу на планшете, и, если надо, пишу на бумаге. А моим студентам проще писать стилусом на планшете. Они с бумагой дела не имеют. Так что, безусловно, бумажные черновики будут отмирать.  Возможно, файл с записями какого-то великого учёного, который был скачан пиратским образом, тоже смогут продать за эти же деньги. Вполне этого не исключаю.