Атаман Смоленского казачьего общества Анатолий Миненков рассказал Metro о своём участии в СВО

Его рота под непрерывными обстрелами два месяца обороняла важную дорогу от превосходящих сил противника
Казак рассказывает, что разрушения в зоне СВО колоссальные. Противник тотально уничтожает всё, что только можно.
Предоставлено героем публикации

Поначалу военкомат не хотел брать Анатолия Владимировича добровольцем – как-никак 59 лет, возраст солидный. Но благодаря упорству он всё же попал в зону спецоперации, где вскоре занял должность командира роты казачьего батальона "Ермак".

– Нам поставили задачу оборонять участок дороги Белгород – Харьков, где мы заняли три блокпоста и территорию вокруг них, – рассказывает казак. – Также вместе с нами были мотосрелковые части Минобороны и другие подразделения.

Позиции бойцов регулярно подвергались обстрелам. Некоторые из них длились от 3 до 7 часов: 

– Благодаря тому, что мы успели укрепить позиции бетоном, потерь было не так много. А выжить в обычных окопах было бы просто нереально. Когда бьёт танк, ты даже лёжа в блиндаже каждый раз подлетаешь сантиметров на 20. Удары реактивной артиллерией переносятся ещё тяжелее. Человек после такого обстрела находится в подавленном состоянии, он словно пьяный. На него даже смотреть тяжело. 

Казакам вместе с бойцами регулярной армии два раза пришлось отражать масштабное наступление врага. 

– Атакующих было в 10 раз больше, чем нас, и действовали они при поддержке бронемашин. Это были части ВСУ, а также батальон "Кракен", на 90% состоящий из уголовников и на 10% – из польских наёмников. Если честно, я до сих пор не могу понять, как нам удалось выстоять. 

Анатолий Миненков думает, что это произошло благодаря двум вещам.

– Первое – это  вера в Бога. При столкновениях мы постоянно молились. Второе – военная хитрость. Мы прятали серьёзное вооружение и делали вид, что отступаем, предварительно изучив карту минных полей. Противник упирался в них фронтом и начинал подрываться. Украинцам приходилось останавливаться и вызывать машины для разминирования. Таким образом, формировалось скопление вражеских войск, и мы наносили по нему с флангов удар спрятанным тяжёлым вооружением. К тому же мы передавали координаты командованию, и оно поддерживало нас авиацией и артиллерией. 

Во время самого боя никакого страха не возникало. Но когда в конце дня ты добирался до спального мешка, там уже начинало заметно потряхивать.
Анатолий Миненков, казачий атаман

Непростыми были и бытовые условия бойцов. Особенно сложно было с мытьём. 

– Я никогда не думал, какое значение могут иметь влажные салфетки, – признаётся казак. – Оказалось, что в зоне боевых действий это первейшее средство гигиены. Например, находясь неделю на передовой, я лишь несколько раз снимал ботинки, чтобы протереть ими ноги. Словом, для неподготовленного человека условия страшные. Особенно тяжело было во время дождя где-нибудь в поле. Но нам здорово помогала гуманитарная помощь, которую привозили из России. Благодаря ей мы получили газовые плитки, на которых можно было нормально разогреть пищу. Ведь костры разводить мы не могли, чтобы не выдать своё местоположение. 

Анатолий Александрович рассказывает, что в зоне боевых действий страдали не только люди.

– Мирное население покидало этот район в спешке, и в окрестных деревнях осталось много домашних животных. Смотреть на их страдания было тяжело. Вокруг нас постоянно крутились собаки или кошки, и бойцы всегда старались их подкармливать. 

2 месяца рота под командованием Анатолия Миненкова удерживала позиции на дороге Белгород – Харьков

Двухмесячная командировка не прошла для атамана без последствий. 

– Влиться в мирную жизнь после СВО получилось не сразу. Я постоянно прикидывал, где может прятаться снайпер и как уберечься от обстрела. Помню, ехал в электричке и думал, что в домах, проплывающих за окном, не выключен свет и они легко могут стать целью для противника. Со временем это прошло, однако нормально спать по ночам я не могу до сих пор. Ещё я стал ценить мелочи, которые в обычной жизни не замечаешь. Например, возможность купить свежий хлеб или сходить в душ у себя дома.